Главная Карта сайта Контакты

В журнале "Пожарное дело" от 07 апреля 2009 г. была опубликована статья опубликована статья И.М. Абдурагимова "К проблеме тушения крупных пожаров ТГМ в зданиях в черте города"

10.04.2009

              1. Суть проблемы В прошлую пятницу, 27 марта 2009 года, в нашем журнале была опубликована статья: «Проблема тушения крупных лесных пожаров (и крупномасштабных пожаров твердых горючих материалов в зданиях)». Статья посвящена недавнему сокрушительному пожару в лесах Австралии [1]. Статья, прямо скажем, неутешительная, тем, что современное человечество неспособно противостоять таким пожарам, если они уже разбушевались, и площадь пожара измеряется сотнями гектар лесного массива. Но параллельно в этой статье подчеркивается, что при крупных, так называемых по пожарной терминологии, «внутренних пожарах», то есть пожарах в здании, а это чаще всего связано с горением твердых горючих материалов, мы тоже почти бессильны, или по крайней мере эффективность наших действий по тушению таких пожаров (крупных «внутренних» пожаров в зданиях с площадью горения больше 1-2 тысяч квадратных метров) по инженерным меркам очень мала. КПД (коэффициент полезного действия, или точнее коэффициент полезного использования воды) порядка 1-2 %, по сравнению с физически необходимым расходом воды на прекращение процесса горения твердых горючих материалов (ТГМ).

            Основная причина пожаров, а также недостаточная эффективность их тушения в начальной стадии, – это невыполнение требований государственного пожарного надзора на объекте, несоответствие существующих систем пожаротушения требованиям действующих норм и правил. Практически отсутствуют автоматические    и стационарные системы пожаротушения, отсутствует необходимое количество современных эффективных огнетушащих средств и оборудования для их подачи в горящие резервуары, на сливо-наливные железнодорожные эстакады, технологические установки и т.д.

           В этой статье (как и во многих предыдущих статьях на эту тему) [2,3,4] и др. утверждается, что для прекращения процесса горения древесины на площади 1м2 требуется всего υудводы≈0,5 л/м2. Об этом тоже нет смысла спорить, потому что это легко подтверждается экспериментально.

            Утверждается также, что на тушение этой доски (включая проливку!) требуется удельный расход υудводы≈1,5 л/м2. Об этом тоже нет смысла спорить, потому что это легко подтверждается экспериментально. Вот в это трудно, а главное, очень не хочется верить, особенно, специалистам по тушению.

              2. Почему так сильно развился пожар в МАИ К сожалению, через три дня после нашей публикации (в ночь с 30-ого на 31-ое марта) произошел крупный пожар в Москве (пожар 5-ой категории!!!) – сгорел лабораторный корпус МАИ. Следует признать, что, по общепринятым меркам и нормам пожаротушения, этот пожар был успешно потушен. А главное – было предотвращено его распространение на соседние корпуса! Это безусловная заслуга и успех столичных пожарных. Но, объективно, (если верить публикации в «МК» [7]) при площади пожара Fп ≈ 4000 м2 и при том, что процесс тушения продолжался τТ≈ 2 часа 50 мин и задействован был 31 ствол, удельный расход воды составляет υудводы≈540 л/м2. Если это были стволы А–(7 л/с), но даже если это были в основном стволы Б – (3,5 л/с) , то это , υудводы≈270–300 л/м2 ; то есть КПД процесса тушения едва достигает значения 1–2 %. Правда, в статье, как обычно много неточностей (якобы на тушение пожара площадью FП =4000 м2 требовалось всего 10–12 стволов!). Даже при 31 стволе «А» – не выполняется нормативная интенсивность подачи воды. Если тушение шло по всей площади пожара (а здание всего 2-х этажное), то при 5-ом номере пожара на тушение требуется задействовать порядка 60 стволов «А». Но пусть это останется на совести корреспондентов. Все равно, спасибо им за публикацию. Тем не менее, стоит помнить, что даже несмотря на то, что в 2-х этажном здании были деревянные перекрытия (бич пожарных при тушении крупных пожаров в зданиях), а в здании 32-ого года постройки других перекрытий и не могло быть, пожар брандмейстеры все-таки упустили. Об этом свидетельствует, как минимум, два обстоятельства:

           1. Вокруг МАИ – 6-8 пожарных частей на расстоянии 3-х–4-х минут езды. Так что, первые подразделения, видимо, прибыли на пожар не позже 10–12 минут с момента сообщения (среднее время прибытия по Москве), тем более в ночное время. Поэтому, даже если была большая задержка от момента возгорания до обнаружения и сообщения о пожаре, – площадь пожара на момент прибытия первого пожарного караула, вряд ли была больше 500–600 м2 (по времени и скорости развития такого пожара).

             2. Второе обстоятельство, подтверждающее, что площадь пожара на момент прибытия пожарных подразделений не превышала 600–700 м2, является замечание корреспондента «МК», что на тушение был задействован «31 ствол, (при норме 10–12)». Вряд ли корреспондент «МК» так компетентен в пожарной тактике, чтобы определять «на глаз» требуемое количество стволов на тушение пожара. А вот любой офицер в пожарной охране (а тем более любой руководитель тушения пожара – РТП) знает, что нормативная интенсивность (Iн) подачи воды на таких пожарах, в среднем составляет 0,08–0,12 л/м2•с, поэтому на тушение требуется , и такое количество стволов он обязан задействовать на тушение. Стало быть на момент прибытия пожарных подразделений (даже первого караула в составе 2-х отделений) площадь пожара, которую РТП должен уточнить по результатам разведки пожара, что он делает в первую очередь, была порядка . Поэтому, если определено в 10–12, а нормативную интенсивность принять равной ее среднему значению Iн= 0,1 л/м2•с, то даже в расчете на стволы «А» (7 л/с), площадь пожара получается порядка максимум 800–850 м2. А с учетом необходимости подачи воды на защиту прилегающих зданий и сооружений, – и того меньше, метров 500–600 м2. Кстати, для подачи 10–12 стволов вполне достаточно было объявить пожар по 2-ому номеру вызова (пожар второй категории). Значит, на остальные 3–3,5 тысячи квадратных метров пожар распространился уже в процессе его тушения… То есть, пожарные «упустили пожар», пусть даже при сильном задымлении и деревянных перекрытиях!

             Второй вывод – о полной неэффективности инспекторских проверок пожарной охраны. «Предотвратить пожар», – как пишет корреспондент пожарной хроники «МК» – не может никакая инспекция, это в принципе невозможно! Она может только снизить вероятность его возникновения (!) и масштабы или интенсивность его развития, если все ее предписания будут выполнены своевременно. Но то, что через три месяца после инспекторской проверки пожар «в центре Москвы» мог достичь в 2-х этажном здании 4000 м2, говорит, как минимум, о двух очевидных фактах:

– низкой эффективности инспекторских проверок пожарной охраны (и бесполезности их указаний);

– и глубоком «пофигизме» администрации зданий в отношении пожарной безопасности подведомственных зданий и сооружений.

            А возможно и третье – грубые ошибки в процессе тушения пожара. Потому что не «площадь загорания», как пишет корреспондент, и даже не площадь горения (или площадь тушения), а площадь пожарища, то есть суммарная площадь выгоревших помещений, оказалась 4000 м2! А площадь одновременного горения (и, соответственно, площадь тушения) вряд ли превышала Fпож ≈ Fтуш ≈ 1000÷2000 м2 на каждой стадии пожара в процессе его развития и распространения на все новые площади. Видимо, она не превышала Fтуш ≈ 1500÷2000 м2 раз был задействован на тушение всего 31 ствол (даже если все это были стволы «А»). А более вероятно, что в процессе тушения использовались и стволы «Б», – значит площадь одновременного горения (и, соответственно, площадь тушения) была еще меньше, порядка 1000–1200 м2. А в течение более 2,5 часов она перемещалась и распространялась, захватывая все новые и новые площади. В итоге и получилась «площадь пожара» 4000 м2. Потому что, если бы площадь пожара (и, соответственно, площадь тушения) хоть в какой-то момент составляла 4000 м2, – РТП подал бы на тушение, как минимум, 60 стволов «А», а то и больше! (А не 31 ствол). Тем более, при 5-ой категории пожара, (5-ом номере вызова) он вполне имел возможность это сделать. Значит, в этом не было необходимости, и площадь одновременного горения (и, соответственно, площадь тушения) не превышала 1500–2000 м2. А вопрос о том, как пожар в столице достиг таких масштабов, заслуживает отдельного анализа и обсуждения. Для того, чтобы сделать правильные выводы и принять соответствующие организационные и технические решения.

           3. Пути решения проблемы В частности такой, что пожарной охране нужно совершенствовать технику пожаротушения, боевое снаряжение бойцов и тактику боевых действий. У нас еще есть большие резервы для совершенствования тактики и техники тушения городских пожаров. Например, опыт 80-х годов в «Запорожье» с применением комбинированного тушения с использованием АБР – (автомобиля быстрого реагирования), – доброй памяти майора внутренней службы Александра Федоровича Недоступа. Это разработка 80-х годов кафедры «Процессов горения и промышленной экологии» ВИПТШ МВД СССР. В Москве эту разработку внедрить так и не удалось (в процессе ее реализации требовались некоторые отступления от боевого устава пожарной охраны тех лет – БУПО-70). А успешно реализованная в Запорожье – эта разработка, при активной поддержке зам. начальника ГУПО МВД СССР, генерал-майора внутренней службы Максимчука В.М., прослужила более 2-х–3-х лет и дала отличные результаты. Но, преждевременно умер, жертва Чернобыля, В.М.Максимчук, трагически погиб инициатор внедрения этой разработки майор (впоследствии – полковник вн. сл.) Недоступ А.Ф., и эта новаторская идея комбинированного тушения внутренних пожаров, практически не допускавшая распространения пожара, видимо заглохла. Однако, есть надежда, что она еще жива на Кубе.

          Кубинский адъюнкт, капитан пожарной охраны Кубы, оперативный дежурный по городу Гавана, Серхио Субизаретта Кабанзон, подхватил эту идею. Он написал на эту тему кандидатскую диссертацию [8] (полулегально, а фактически – нелегально), выезжал на стажировку в Запорожье и по результатам этих исследований добился реализации такого способа тушения пожаров в зданиях в столице Кубы – Гаване. По данным кубинской печати [9,10] все восемь центральных пожарных частей Гаваны были оснащены автомобилями быстрого реагирования с комбинированным способом тушения внутренних пожаров. Для Кубы – это имело особое значение, так как в Гаване большинство улиц так узки, что нормальные пожарные машины по ним вообще не могут проехать, а тем более,– разъехаться. А второе – в оконных проемах зданий Кубы нет остекления. По климатическим условиям оно там не нужно. Зато газообмен при пожарах в таких зданиях очень интенсивный и, соответственно, динамика развития пожаров,– очень высока. Поэтому там автомобиль быстрого реагирования – особенно важен! И может быть, такой способ тушения пожаров действует там и до сих пор.

           Но, если в Москве, в ее «центральных районах», пожар развивается до масштабов Fп=4000 м2, и назначается 5-ая (наивысшая!) категория пожара, к автомобилю быстрого реагирования следовало бы вернуться и через 20–25 лет после его разработки. Тем более, что там, где он был внедрен, он дал отличные результаты [8,9,10]. Во всяком случае – технику тушеня пожаров и боевое снаряжение бойцов и офицеров пожарной охраны в России совершенствовать срочно – необходимо. А возможно, необходимо ввести более жесткую, не только административную, но и уголовную ответственность за выполнение предложений и требований инспекции пожарной охраны. Это позволит повысить уровень и техническую обоснованность самих этих предписаний, и роль и значение технической и судебной экспертизы пожаров (которая сегодня практически отсутствует) и общий уровень пожарной безопасности в стране. Поскольку устранить или избежать пожаров в принципе невозможно, и необходимость их тушения будет существовать всегда. А, следовательно, совершенствовать тактику и технику тушения необходимо, потому что сегодня они, как правило, очень мало эффективны (если КПД ~ 1–2 %).

           Список литературы

1. Абдурагимов И.М. «Проблема тушения крупных лесных пожаров (и крупномасштабных пожаров твердых горючих материалов в зданиях».– журнал «Пожарное дело», март 2009г.

2. Абдурагимов И.М. «О нормативном времени тушения ординарных внутренних пожаров ТГМ».– ЖПД, № 8 стр. 36, М., 2007.

3. Абдурагимов И.М. и др. « О повышении эффективности и коэффициента использования огнетушащих составов при тушении пожаров твердых горючих материалов». Труды ВИПТШ МВД СССР, 1978 (вып.3).

4. Дьен-Кхань (кандидатская диссертация) (Вьетнам)

5. К.М.Ринков (кандидатская диссертация ) (Болгария)

6. Г.А.Яворский (кандидатская диссертация) (Польша)

7. «Московский комсомолец» №68 (25.020) от 01.04.2009г.

8. Серхио Субизаретта Кабанзон (Куба) (кандидатская диссертация ВИПТШ МВД СССР).

9. Габриэль Педросо Ланда «Возможности тушения небольших пожаров становятся все шире», газета «Гранма» 25.08.1988, Куба, Гавана.

10. «Отряды (команды) быстрого реагирования», ред.ст. ж. «Монкада» с. 64-68, Куба, Гавана.